Семений Александр Тимофеевич. ООО НПЦИиОМ «Образ Здоровья»
Основные разделы
Клиентам
ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ
ЛЕЧЕБНО-ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
Пресса о нашем центре
Выступления Семений А.Т.
Видео
DeLixir - вкусное здоровье!
Новости
15-02-2018
Радиоэфир от 14.02.18 г на Радио Зеленоград сегодняhttps://vk.com/video235249117_456239151

Полезные ссылки

ИНТЕРЕСНЫЕ СТАТЬИ

Интересные статьи, отвечающие моему мировоззрению.

 Новые горизонты психосоматики : лечим душу, исцеляем тело

 С.Р.Соколовский К.м.н. доцент ПГЛУ, Пятигорск PashaPashin317@hotmail.com

Психосоматическая медицина, получившая бурное развитие в 50-х годах, в связи с новыми исследованиями в нейропсихологии и клинической психологии, получила в свой арсенал новые значащие научные исследования, открывающие инновационные горизонты развития этой науки и расширяющие арсенал терапевтических вмешательств при различных расстройствах и заболеваниях. Теоретическое положение психосоматических наук о том, что организм един, и любое соматическое расстройство вызывает соответственно психологическое, и наоборот, сомнений ни у кого не вызывало, однако это звучало более декларативно, и истинность этих взаимоотношений не была доказана достаточными научными исследованиями, и не предоставляла реальных новых инструментов представителям около-медицинских профессий для активного вмешательства в структуры болезни. Было ясно, что для дальнейшего развития психосоматических наук необходима новая теория и новые практические инструменты. Поэтому, вмешательства психосоматиков, ограничивались применением отдельных психотерапевтических приёмов: внушением, рациональной психотерапией, или гипнозом, или отдельных фармацевтических препаратов, типа диазепама или амитриптилина.

Откровением стала статья доктора Mark D Sullivan из отдела психиатрии и поведенческих наук университета Вашингтон, школы медицины в Сиэтле (1). В его эпидемиологических исследованиях более, чем у 191 пациента было доказано, что установленная выраженная тревожность пациентов сопровождалась 5-кратным учащением ишемических болей, а депрессия – 3-кратным учащением этой патологии. Это исследование вызвало ряд вопросов: что является причиной, и что следствием. Критики исследования заявляли, что выраженные сердечно – сосудистые болезни влекут за собой последствия в виде тревожных и депрессивных расстройств, и являются причиной, а ментальные расстройства - механическим следствием. Однако автор, путем корреляционного анализа доказал, что психосоциальные расстройства (нейротизм, тревога, депрессия, алекситимия) однозначно учащают частоту ишемических приступов, а сами приступы – усиливают частоту ментальных расстройств. Таким образом, вопрос, что главное: ишемия или невроз, уперся в риторический вопрос о том, что первично: курица или яйцо, и не имеет смысла, потому, что организм един. Однако исследования показали, что ишемия всегда вызывает длительные психосоциальные расстройства, а психосоциальные – менее тяжелую ишемию. По- видимому, взаимоотношения здесь выглядели, как отношения генов и поведения: гены всегда определяют поведение, но изменения в поведении отражаются, в последующем, в генетическом коде (эпигенетическое наследование). Это еще раз подтвердило теорию целостности человека и необходимость лечить одновременно психику, мозг и сому. Лечение тревоги, депрессии и нейротизма не только облегчает течение заболеваний, но и урезает частоту госпитализаций, даже при хронических бронхитах, показал другой исследователь, доктор Jean Bourbeau, из Мак-Джилл Университета Монреаля, Квибэк, Канада (2). Дополнила эти исследования актуальная работа Kenneth Kendler из Университета Виржиния в Ричмонде, проведенная на изучении близнецов, при котором доказана двусторонняя связь между депрессией и ишемической болезнью сердца, где депрессия вызывала ишемию, а ишемия - депрессию (3). При этом в отделении психиатрии Лондонского Университета и университете Делавэра США, генетиком Rosalind Ander, было доказано, что в человеческом организме существует один всеобъемлющий носитель генной информации, который отвечает и за развитие ума, и за здоровье. И качество последних двух не зависит от материального положения или образа жизни, который обозначили, как «генетический фактор пригодности» (4). Аналогичные исследования были проведены на примерах артрита, астмы, и диабета (5). Таким образом, суммарная логика этих исследователей подтвердила эмпирическую мысль ранних предположений, что надо одновременно лечить тело (сому), разум и душу (Body, Spirit and Mind). Но как это сделать? Какими путями идти дальше? Как разумно интегрировать одно в другое не нарушая баланса организма? Использовать по-отдельности терапевтические, социальные и психологические вмешательства, или искать новые, интегрированные формы терапии? Попыткой разрешения этого сложнейшего вопроса явилась научно-информационая компания «Natural Standards” (http://www.naturalstandard.com/), пробующая выявить с научных и доказательных позиций все позитивные методы коррекции и лечения различных болезней и множественных расстройств: например они показали, что при лечение алкоголизма йогой и витамином В1, может оказаться более эффективными, чем традиционная медицина. Это обусловлено новой всеобъемлющей теорией биопсихосоциальных причин болезней (6). Согласно ей, в развитии, любой болезни, например, ангин в детском саду, играют ведущую роль не только биологические, но также социальные и психологические факторы. Для частых ангин в детском саду, необходимо не только слабое горло и иммунитет (биофактор), но и высокая концентрация болезнетворных бактерий в данном месте (социальный фактор - детский сад), дополненный психологическим фактором – тревожностью, депрессией или нейротизмом. Такова этиология большинства заболеваний. И очень часто, воздействие на социальный или психологический фактор болезни играет большее значение, чем на биологический.

          Однако, коррекция социальной и психологической причины болезни должна проводиться по несколько иным правилам, чем стандартное медицинское лечение, проводимое по международным протоколам лечения, и требует новой когорты обученных специалистов. По нашему мнению, это могут быть специальным образом подготовленные психологи здоровья, или социальные работники, выше уровня традиционного бакалавриата (уровень магистратуры в Европейской образовательной системе). В свете триединой (био+психо+социо) теории развития болезней становиться понято, почему из двух пациентов, больных, например, сахарным диабетом, при одном и том же уровне декомпенсации, один живет на 9 лет больше другого. Монография Trisha Vacnair , Olga Calof (7) объясняют нам это. Авторы утверждают, что оптимизм, при прочих равных условиях, прибавляет 9 лет жизни, упражнения – 2, наличие домашних животных прибавляет 2 года жизни, а развод – отнимает три. Они выделяют 100 факторов влияния на здоровье и продолжительность жизни, среди них – низкая самооценка (-4 года), консервативное мышление (-5), неудобная поза на работе (-2), занятия медитацией (+3) и множество других. Анализ этого множества фактов позволит сознательно влиять на собственное здоровье и продолжительность жизни. Однако одного знания недостаточно. Об этом нам говорил еще Будда 2, 5 тысячи лет назад. Нужно сформировать план изменений, для чего работает специалист по здоровью, упорно и постепенно претворяя его в жизнь, для чего необходим иной уровень намерений, умений и мотивации. И тогда нам станет ясно, почему не имеющие личной машины диабетики живут дольше автовладельцев: здесь включается и экология, и более высокий уровень пеших прогулок. Установлено, что автомобилисты, регулярно посещающие спортзал, все-равно, не в полной мере получают ту минимальную нагрузку, которая необходима организму ежедневно для хорошего самочувствия. У специалиста по здоровью – специальные знания, позволяющие создавать у пациентов новые стереотипы, образ жизни, намерения и мотивацию. Для этого – используется многофакторная модель переобучения пациента – http://www.medlinks.ru/article.php?sid=37288 Специалист здоровья работает по следующей схеме: Обследует и вычленяет психологические и социальные факторы болезни, которые можно изменить и модифицировать. Создает матричную таблицу всех возможных потенциальных изменений, обсуждает её с пациентом, учитывая данные науки, индивидуальные особенности образа жизни и личности пациента, пациент-центрированный метод, мотивацию и потенциал пациента к изменению. Составляет программу психолого-социальной модификации и реабилитации в интересах здоровья, пользуясь принципами мотивирования, научения и подкрепления. Использует принцип систематической десенситизации, двигаясь от простого к сложному. Поддерживает уровень навыков, необходимой мотивации и прогресса. Учит пациента преодолевать все барьеры, освобождаться от неверия, беспокойства, иллюзий и предрассудков микросоциума, неправильных мнений и ритуалов, нейротизма и депрессии, дихотомии собственных чувств, иллюзий собственного «эго». Вместе с пациентом изучает все потенциальные барьеры к необходимым изменениям, и вырабатывает методы их преодоления. Использует мультифасетные, мультимодальные, транскультуральные и транстеоретические методы влияния на пациента, в особенности, методы когнитивно – поведенческой терапии (8). Неудивительно, что в раздел научно доказанных эффективных методов лечения эссенциальной тревоги вошли такие социальные и психологические модули, как музыкотерапия, ароматерапия, гипноз, группы поддержки, вдыхание запаха лаванды, домашние животные, методы релаксации, медитации и йоги, которые успешно применяются специалистами в настоящее время (http://www.naturalstandard.com/).

           Самой главной проблемой в такой работе остается инициация изменений. Никакое знание не будет работать без стойкого намерения и мотивации к изменениям, никакая мотивация не будет работать без необходимых навыков планирования и самоуправления. Навыки самоуправления должны базироваться на одновременном влиянии на тело, мозг и психику. Их не надо изобретать или разрабатывать с нуля. Мировые религии уже давно отработали механизмы инициации таких изменений. Такие психосоматические методы уже сложились в религиозных учениях: тихий индивидуальный Зикр в Исламе, Иисусова молитва исихастов и медитация Випассана в Буддизме, где происходит слияние движения, дыхания, образного памятования (метафоры) и нового поведения. Эти данные послужили созданию новых техник, позволяющих изменить свое поведение с помощью сознательного использования вегетативных рефлексов (9).

           В основе этой методики лежат изменения, вызываемые слиянием знания, навыка, и мотивации за счет инициации безусловной рефлекторной сферы человека – http://en.wikipedia.org/wiki/Creative_Applied_Modification ©. При этом через один безусловный рефлекс вызывается особое состояние релаксации, при котором переход к новому поведению значительно облегчается, при этом знания, мотивация и навыки сливаются в единое целое под контролем второго значительного, безусловно- условного рефлекса. Поэтому система «САМ» называется «Два рефлекса». Общая схема лечебных интервенций при психосоциальной коррекции заболеваний состоит из 5 этапов и выглядит следующим образом:

1.Создание биопсихосоциальной картины болезни или расстройства http://www.medscape.com/viewarticle/551933

2.Основная метода работы http://www.medlinks.ru/article.php?sid=37288 7288le.php?sid=37288

3.Преодоление всех потенциальных барьеров Преодоление иллюзий «эго», лени, неверия, нетерпения, низкой мотивации, предрассудков микросоциума, когнитивных расстройств и искажений, сопротивления подсознания, бездуховности, беспокойства, игнорирование истинной реальности, неправильных мнений, воззрений и ритуалов, дихотомии собственных чувств. Создание новых намерений, умений и мотивации.

4. Принципы работы www.medlinks.ru/article.php?sid=28050

5. Принцип рефлекторной инициации изменений http://creativeappliedmode.narod.ru Подготовка психологов по новой методике осуществляется на факультете постдипломного усовершенствования психологии ПГЛУ по специальности «Психология здоровья и поведения». Критикам данного направления необходимо помнить о том, что в основе концепции здоровья лежит закон «Симметрии», и то, что не заложено в генах, компенсируется знаниями, образом жизни и поведением отдельного человека, а данное направление отражает распространенное в Европе и США обучение населения «Health promotion” , на которые правительства цивилизованных стран тратят миллиарды долларов.

 Литература:

Mark D Sullivan, MD, PhD. Anxiety, Depression Linked to Angina Frequency in Heart Patients. - Circulation. Published online, June 29, 2009. Jean Bourbeau. Depression May Exacerbate COPD Symptoms, Increase Hospitalizations.-Am. J Respir Crit Care Med 2008, 178: 913-920. Abstract. Kenneth Kendler. Arch Gen Psychiatry 2009, 66: 857-863. – “Cardiosite.ru” Rosalind Arden. Mind and Health. Institute of Psychiatry, King’s College, London, http://www.infox.ru/03/body/2009/05/18/Zdorovyyy_znachit_u_print.phtml - 09.08.2009. Saba Moussavi. - Depression Worsen Health More, Than Angina, Arthritis, Asthma, ore Diabetes- Lancet.2007; 370:851-858, 808-809, 841-850, 807-808. Stephen Soreff, MD. The Biopsychosocial Information Model: The New Disease Paradigm: http://www.medscape.com/viewarticle/551933 Trisha Macnair, Olga Calof. The Long Life Equation. Adams media, Avon, MA, 02322, 2007, - 144 p. Judy Garber, PhD. “Cognitive Behavior Program Reduces Depression in High Risk Adolescents- JAMA, 2009, 301: 2215-2224. Abstract. С.Соколовский. Новая психотерапевтическая техника: АСМ (Прикладная креативная медитация – для решения психологических, психосоматических, ментальных, эмоциональных и личностных проблем пациента, изменения стиля жжизни в интересах здоровья. Учебно-методическое издание. Пятигорск, 2006 . -123 с.

========================================================================================================

Зависимость
ОРЛОВ Юрий Михайлович (1928 – 2000)
Кандидат философских наук, доктор психологических наук.
Орлов Ю.М. Разработал концепцию эффективности учения, вопросники для измерения потребностей в достижениях, в аффилиации и в доминировании, а также измерения тревожности в экзаменационной ситуации.
Разработал когнитивно-эмотивный ТЕСТ КЭТ для измерения определенных видов рефлексии. Ввел понятие мотивационного синдрома потребности. Разработал теорию и практику саногенного мышления (СГМ), как метода оздоровления человека и технологию обучения рефлексии. СГМ согласуется со всеми видами психотерапии и находит применение в системе психогигиены и оздоровления.
Орлов в течение 3 лет читал курс философии в Челябинском мединституте, читал курс психологии в Борисоглебском пединституте. С 1965 года заведовал кафедрой педагогики и психологии в Балашовском педагогическом институте.
С 1971-1973 г доцент Института повышения квалификации АПН СССР.
С 1973г Заведующий кафедрой Московской медицинской академии им. Сеченова И.М
Защитил докторскую диссертацию по теме" Потребностно-мотивационные факторы эффективности учебной деятельности студентов ВУЗа".
Под его руководством защищено более пятнадцати докторских и кандидатских диссертаций.
Орлов Ю.М. автор более 30 книг по психологии личности, воспитанию и оздоровлению человека и автор более 100 статей в научных и популярных журналах.
Юрий Михайлович занимался исследованием в области философии познания и психологии потребностно - мотивационной деятельности.
Создатель поведенческого подхода в познании. Автор теории и практики саногенного мышления, как метода оздоровления человека.


   Сколько у человека потребностей, столько и зависимостей. Мы зависим от пищи, одежды, от близких, любимых, от рынка, от транспорта и так далее. С большинством зависимостей мы свыклись, и считаем их нормальными. Если зависимость чрезмерна, то возникают проблемы. Сильное стремление к власти или богатству считаются нормальными, хотя от них не меньше зла, чем от алкоголизма и наркомании. Алкоголизм и наркомания не могли бы способствовать бомбардировке Югославии. Страсть - всегда большая зависимость от объекта страсти. Когда страсти многих людей сходны, люди организуются в какое-либо общественное движение или учреждение, тогда эти движения становятся разрушительными. Алкоголизм и наркомания - частные случаи, когда зависимость становится чрезмерной.
    Чтобы вести эффективно борьбу со злом чрезмерной зависимости и предупреждать его, нужно понимать природу зависимости как таковой. Для этого надо получить общее представление о зависимости, исследовать ее в общем виде. В науке такого рода обобщенные представления создаются с помощью теории. Если будет построена психологическая теория зависимости вообще, то легко можно будет исследовать частные зависимости, каковыми являются, к примеру, наркомания и алкоголизм. Попытки понимания частного без осмысления общего всегда обречены на неудачу. Множество взаимно исключающих друг друга теорий алкогольной, наркотической зависимости говорят о том, что мы еще далеки от понимание первопричины данного зла. За неимением места мы не будем утомлять читателя рассмотрением этих теорий и немедленно перейдем к рассмотрению психологической структуры зависимости и зададим себе вопрос. Как переживается человеком его зависимость?
    Не нужно особой проницательности, чтобы распознать связь зависимости с удовольствием и страданием. Зависимость проявляет себя в том, что мы получаем удовольствие от обладания предметом зависимости или страдаем от отсутствия обладания предмета, от которого зависим. Итак, зависимость должна быть описана в терминах удовольствия и страдания. Чтобы понять становление зависимости, нужно знать природу страдания и удовольствия. Чем отличаются состояние удовольствия от состояния неудовольствия?
    - На этот вопрос невозможно ответить, - замечает проницательный читатель - так как удовольствие - сугубо интимное переживание и наука не может ответить на этот вопрос. Удовольствие самому нужно переживать. Если человека еще можно спросить, приятно ему или нет, то крысу, например, невозможно спросить. Поэтому невозможно объективное определение удовольствия.
    Наука дает определения в общих терминах, а потом вводит различения. Если зададимся вопросом читателя, то получим простой ответ. Удовольствие - это состояние, которое хотят повторить, вызвать, восстановить. А неудовольствие -состояние, от которого желают избавиться; точнее, это такое состояние, повторения которого не желают. Слова "восстановить", "избавиться" имеют точный поведенческий смысл, так как для восстановления определенного состояния требуется некоторое поведение, в результате которого и возникает или исчезает определенное психическое состояние. Страдание жажды устраняется путем поиска воды и питья. При этом устранение страдания жажды сопровождается удовольствием питья. Если после того, как крыса попьет и успокоится, то мы точно, не спрашивая ее, знаем, что она испытывала жажду.
    Основой, которая соединяет удовольствие и страдание в некую целостность является потребность в воде. Запомним, удовольствие может быть следствием удовлетворения любой потребности. Удовольствие, например, от общения происходит вследствие того, что в общении удовлетворяются какие-то потребности или оттого, что я этого человека люблю. Страдание одиночества происходит от лишения удовольствия общения или любви.
    Итак, сказанное позволяет определить понятие зависимости в связи с желанием пережить удовольствие или устранить страдание. Причем неудовольствие можно точно определить как состояние, когда ожидания удовольствия не подтвердились. Это страдание лишения Зависимость, таким образом, оказывается связанной с двумя видами желания, которые соответственно удовлетворяются через два вида поведения:
    а) поведения, ведущего к удовольствию, которое я называю гедонистическим и
    в) поведения, избавляющее от страдания, то есть защитное поведение. Мы особо выделили эти два класса поведения, так как это различение имеет большое значения для понимания зависимостей. Запомним это.

Желание и зависимость

    Мы зависим от своих желаний. Как понимать это?
    Когда желание возникает, то оно в определенной степени подчиняет себе мышление, волю, чувства и поведение и направляет его на удовлетворение желания. Чем сильнее желание, тем больше зависимость от его удовлетворения. Зависимость, следовательно, - явление нормальное для жизни. Когда мы хотим есть или пить, то в этом случае мы не говорим о зависимости, пока не возникает проблема с отсутствием пищи или воды. Ведь никому не приходит в голову думать о зависимости от теплоты или воздуха, пока у него хорошо с дыханием и одеждой.
    Проблема возникает с момента когда, по какой-либо причине зависимость выходит на первый план. Когда же зависимость становится ненормальной, нарушает процесс жизни? Ответ один: когда нарушается однажды сложившийся порядок жизни. Представим на минуту, что обстоятельства изменились, нет воды, и мы испытываем жажду, или воздух непригоден для дыхания. Недостаток нужного всегда создает зависимость. Но есть и другие обстоятельства, повышающие чувствительность к зависимости. Это - чрезмерность.
    Любое отдельное желание, если оно сверх меры, то оно нарушает соотношение и связь других желаний, что создает дисгармонию. Пока у человека уравновешены желания, например, учиться, наслаждаться общением, любовью, достигать успеха, чувствовать себя хорошо и быть здоровым, и этот человек контролирует свои желания, то он пребывает в благополучии. Он в меру зависим от каждого из своих желаний, они могут легко замещаться и, соответственно, его зависимости уравновешиваются. Поведение и характер такого человека обеспечивает ему приспособление к условиям жизни в обществе. Если какое-либо желание выходит на первое место и держит его сверх меры долго, то при этом другие желания лишаются удовлетворения. Это плохо. Но если это желание еще и не удовлетворяется, это очень плохо.
    Жизнь - процесс гармоничного накопления и освобождения энергии в поведениях, которые, удовлетворяя наши потребности, обеспечивают выживание. Посмотрим на это внимательно. Количество энергии, которое имеет человек относительно постоянно. Она в различной степени связывается с желаниями и на каждое из них приходится определенная доля от общей энергии, связанной в системах тела. Когда же несоразмерно много энергии связывается, в каком либо отдельном желании, то в характере возникает крайний дисбаланс, о котором говорят как о болезни.
    Человек - чувствительная и саморегулирующаяся система и болезнь у него может проявляться двояко: или одно желание усиливается за счет энергии других желаний и весь человек превращается в инструмент удовлетворения этого желания, или все желания слишком слабы и лишают человека смысла жизни.
    Последний случай встречается не так уж часто, чтобы обсуждать его. Но чаще бывает наоборот. Одно желание может быть настолько сильным, что оно забирает всю энергию человека и устраняет другие желания и становится единственным. Наркоман или алкоголик, каждый имеет единственное и очень сильное желание. Причем он не в состоянии контролировать желание. В этом и состоит болезнь. Здесь есть некоторые особенности.
    На этот счет наша сотрудника Марья Штыкова заметила следующее. Те, кто курит обыкновенные сигареты или сигареты с анашой, не считают себя зависимыми, так как полагают, что могут себя контролировать, не считают себя больными. Но в конце концов это иллюзия. С возрастанием эмоционального стресса этот контроль ослабевает. Болезнь, по ее мнению связана с ослаблением контроля на фоне стресса.

Две фазы развития зависимости

    Развитие болезни проходит несколько этапов. Вначале стремление получать удовольствие от наркотика, вытесняет другие желания, и по причине их слабости на общем фоне становится единственным, придающим человеку смысл жизни. Это первая фаза развития зависимости, психическая зависимость. Она характерна не только для наркотической зависимости, но и для любой иной. Девочка-подросток, вовлеченная в сексуальные отношения, и если в ней пробудилось сильное половое влечение, по причине своей незрелости сразу теряет интерес к вещам, которые ранее ее захватывали, например, игры, учеба, занятие искусством. Также и при получении эйфорических переживаний с помощью наркотика происходит аналогичный процесс: прочие желания вытесняются и еще больше ослабевают. Наслаждение общением, познанием, сексом, отходят на второй план, теряют силу. Нечто похожее происходит с мальчиками, вовлеченными в азартные или компьютерные игры. Перечисленное может быть отнесено к категории психической зависимости.
    Физическая зависимость. Вторая фаза развития зависимости характеризуется крайней нетерпимостью к лишению удовлетворения данной потребности. С развитием привыкания к наркотику, возникает состояние, характеризующееся особо сильным переживанием лишения.

    Абстинентный синдром формируется по мере отравления организма и появлением желания спастись от страдания. Человек на опыте убеждается, что повторное потребление наркотика устраняет страдание и выступает как лекарство от страдания. Влечение к наркотику с этого момента приобретает насильственно принудительный характер. При этом само основное желание, например, получить удовольствие от наркотика, становится преходящим, кратковременным и даже исчезает вовсе. Единственным желанием больного будет стремление избавиться от синдрома похмелья или ломки. На второй фазе физическая зависимость проявляется в болезненных физиологических реакциях.
    Если рассматривать эти две фазы зависимости в терминах управления поведением, то первая фаза соотносится с парадигмой ненасильственного управления, когда определенное поведение возникает под влиянием положительной мотивации получить определенное удовольствие. На второй же фазе развития болезни побуждение к наркотическому поведению становится принудительным и поддерживается угрозой боли и страдания и само поведение по потреблению наркотику становится средством избавления. Зависимость можно рассматривать как безличного управителя.
    - Получается так, сколько у нас зависимостей, столько и управителей. А чем тогда занимается наше сознание? -Размышляет читатель. - Еще Фрейд указывал на то, что сознание действует на основе принципа реальности, а бессознательное - по принципу максимального удовольствия.
    Верно. Функцией сознания является общее управление поведением с учетом реальных обстоятельств. Когда возникает зависимость от единственной потребности, когда зависимость переходит во вторую фазу, то она, усиливаясь, безжалостно, угрозой страдания и боли, управляет мышлением, чувствами, поведением наркомана или алкоголика и, в конце концов, убивает его.

Объекты зависимости

    Любое желание связано со своим предметом. Голод связан с пищей, жажда - с водой, потребность в алкоголе - с вином, потребность пережить "кайф" - с наркотиком; потребность в общении - с другим человеком, с другом или близким, потребность любить - с любимым существом, потребность в новизне - с новыми впечатлениями, желание оказать помощь -с человеком, нуждающимся в помощи; потребность во власти - с людьми, которые имеют готовность подчиняться, потребность в агрессии - с жертвой. Я специально перечислил эти зависимости в беспорядке, чтобы подчеркнуть принцип общности соотношения желания и его предмета.
   Удовольствия и страдания, связанные с разными желаниями могут соотноситься и с вещами, и с другим человеком. Например, пьяница очень нуждается в общении с собутыльниками. Нет ни одного наркомана, который сам по себе стал таковым. Всегда есть человек, в общении с которым он в первый раз потребляет наркотик и учится получать эйфорию. Вначале возникает зависимость от алкогольного или наркотического общения с другим человеком. Этим как раз характеризуется первая фаза развития зависимости. Для второй фазы развития болезни характерна зависимость не в общении с выпивкой, а появляется зависимость от вещества: вина или наркотика. Пьяница уже пьет в одиночку, наркоман принимает наркотик тоже в одиночку в зависимости от необходимости избавления от страдания.
   Итак, зависимость может быть и от вещей, и от человека. Поскольку вещи являются результатом человеческой работы, то зависимость от вещей выступает как зависимость от людей, которые этими вещами обладают. Наркоман зависит от торговца наркотиками, алкоголик от продавцов зелья. Чтобы эти вещи купить, нужны деньги, которые можно заработать, украсть или отнять. Если способность к труду ослабевает, то человек не может заработать деньги. Он или крадет, или отбирает у других. Сила страсти ломает обычные запреты и человек становится преступником.

Виды зависимостей

   Психическая и физическая зависимость. Эти два понятия используются для различения степени и качества зависимости. Важно знать, что до определенного момента человек может управлять своими желаниями, переключаясь от главного желания: на работу, творчество, секс или другие занятия, дающие ему удовольствие. Когда же он теряет эту способность управлять желанием, говорят о психической зависимости. Для этой зависимости характерна трудность, а иногда неспособность переключиться на другое желание. Поскольку единственное желание удовлетворяется не полностью, то происходит хроническая фрустрация и фиксация на этом желании. Основой зависимости, таким образом, становится страдание неудовлетворения.
   Любая потребность, а тем более страсть, характеризуется как наслаждением удовлетворения, так и наличием страдания неудовлетворения ее. В тех случаях, когда такая страсть признается обществом, то такое деформированное развитие личности не вызывает большого беспокойства. Влюбленный не может не любить, "трудоголик" не может не работать, писатель не может не писать, начальник не может не начальствовать. Но это считается естественным и даже достоинством человека. Считается, что он живет полной жизнью. Когда же страсть причиняет явный вред самому обладателю страсти, его окружению, обществу, то общество бьет тревогу. Такая страсть осуждается и считается болезнью.
   Виды зависимостей определяются теми потребностями, которые эту зависимость порождают. Можно говорить о сексуальной, пищевой, социальной зависимости. Сколько у человека потребностей, столько у него и видов зависимостей. Существует некоторый порядок зависимостей, свойственных человеку, которые психолог А.Маслоу организовал в структуру иерархии потребностей. Согласно этой схеме удовлетворение низшей потребности является условием актуализации высшей потребности. Чтобы испытывать потребность в еде нужно, чтобы была удовлетворена потребность в дыхании. Чтобы иметь потребность в дружеском общении надо по крайней мере утолить жажду и голод. Следовательно, удовлетворяя низшую потребность, человек освобождается отданной зависимости, и на смену ей приходит новая зависимость, обусловленная потребностью, занимающей следующую ступень этой иерархии.
   Большую часть зависимостей, порождаемых повседневными потребностями, мы не замечаем, так как они вплетены в ритм дня, структурированы во времени и составляют содержание обыденной жизни. Мы в определенное время завтракаем, пьем воду посещаем друзей, общаемся с коллегами, объясняемся в любви, и в каждый отрезок времени переживаем определенную зависимость, которые мы перестаем чувствовать как таковую, когда эти потребности удовлетворяются.
   Неудовлетворение любой потребности вызывает неприятные состояния, которые на жаргоне психологов называются фрустрацией. Сколько у человека потребностей, столько у него способов испытать страдание фрустрации. В зависимости от обстоятельств и организации характера человека число потребностей может возрастать или убывать. Если бы человек никогда не пил вина и не видел, как это происходит, то у него не появилась бы потребность в опьянении. Он может научиться любой потребности, которая есть у других, если он воспринимает ее у других людей, и она будет давать ему определенное удовлетворение. Причем удовлетворение может и не быть связано непосредственно с данным поведением, а приходит извне в виде одобрения значимых людей. Например, потребность в успехе возникает с момента когда ребенок начинает различать успех и неудачу при условии, что они получают извне одобрение или порицание.
   После того как человек приобретает потребность в вине или в наркотике, то возникает психическая зависимость от этих веществ. Поскольку эти потребности искусственные, то они существенно меняют социальное поведение человека и спектр его желаний. Поведение человека становится отклоняющимся и вызывает озабоченность других людей, особенно близких.
   При физической зависимости неудовлетворение потребности в наркотике становится особо мучительным. Оно проявляется в физиологических реакциях и получило название абстинентного синдрома или ломки, похмелья. С этого момента человек, именуемый наркоманом или алкоголиком, потребляет наркотик уже только ради избавления от страдания. Алкоголь или наркотик для него становится лекарством от болезни. Поскольку с длительностью, количеством и частотой употребления наркотика возрастает и накапливается интоксикация, то состояние организма ухудшается и соответственно возрастает потребность в наркотике. Для получения эффекта избавления уже требуется все большая доза. В результате - смерть от передозировки, тотального отравления организма является обычной.
   Итак, психическая зависимость создает только страдание неудовлетворения в виде чувства лишения, неудовлетворенного желания, а физическая зависимость - страдание абстиненции в виде сильных и болезненных физиологических реакций.

Трансформация зависимости

   Когда зависимость рассматривается как следствие появления потребности в употреблении алкоголя или наркотика, то сами эти вещества наделяются людьми и особенно учеными, особыми свойствами, которые якобы способствуют образованию зависимости. Говорят: "Алкоголь при систематическом употреблении создает алкоголизм". Но при этом замечают того факта, что подавляющее большинство людей, употребляющих алкоголь, не становятся алкоголиками. Не менее показательно, что даже часто пьющие люди иногда не становятся алкоголиками. Грузин, живущий в горах, каждый день пьет вино, но не становится алкоголиком. Но бывают случаи, когда даже умеренное и редкое употребления вина приводит к алкоголизму. Это бывает когда "тоску заливают вином". Похожее наблюдается и с потреблением наркотиков. Тысячам больных врачи назначают наркотики в разных сочетаниях с другими лекарствами, но редко кто из больных становится наркоманом. Жрецы некоторых восточных культов и некоторые субъекты, практикующие йогу, систематически употребляют в ритуальных целях наркотики и не становятся наркоманами. Эти факты позволяют думать, что причина, порождающая зависимость, лежит не столь в веществе, которое потребляется, сколь в самом человеке, точнее в привычном способе употребления наркотика. Эта привычка поддерживается тем, что она отвечает той защитной функции, которую исполняет алкоголь в жизни человека.

Научение алкогольному и наркотическому поведению

   Алкогольное и наркотическое поведения являются следствием латентного научения. Этот вид научения классифицируется психологами как научение избавлением от эмоционального или физического стресса. Алкоголь и наркотики облегчают состояние человека в случае страданий, возникающих вследствие разрыва его связей с другими людьми и зависимостей, связанных с поведением других людей.
   Внутренние конфликты человека, переживаемые им как обида, вина, стыд возникают вследствие непригодности его программ приспособления к себе и к другим. Обида происходит от рассогласования ожиданий о действиях другого человека и его реального поведения. Вина - конфликта между поведением человека и тем, каким ожидают видеть это поведение значимые другие. Стыд - отклонение реального поведения человека от требований его концепции-Я. Эти конфликты происходят в бессознательной части души и могут приобретать хронический характер, нанося человеку страдания, от которых он не может избавиться. Алкоголь и наркотики дают временное облегчение избавлением от этих состояний и в результате повторения этих облегчений способствуют научению алкогольному и наркотическому поведению.
   Кроме указанных переживаний научению алкогольному и наркотическому поведению могут способствовать страх, тревога, физическая боль общая напряженность неудовлетворенных влечений, избавление от которых с помощью химии становится потребностью.

Проблема психокоррекции

   Психокоррекция поведения наркомана или алкоголика состоит в восстановлении у человека способности управлять своим поведением. Она должен научиться контролировать потребность, которая поддерживает это поведение и удовлетворяется в нем. Надо ясно такие вещи как влечение различать от поведения, в котором это влечение удовлетворяется. Влечение к алкоголю или к наркотику является управителем алкогольного и наркотического поведения. Поэтому, для понимания того, каким образом возникает влечение нужно представление о том, как влечение управляет поведением, и знать законы становления любого поведения.
   Становление поведения психология рассматривает как результат научения, которое осуществляется вследствие того, что данное поведение получает положительное подкрепление удовольствием. Мы, и вместе с нами все живое, научается поведению через удовольствие, получаемое посредством этого поведения. Именно с помощью удовольствия мы научаемся и хорошему и плохому поведению. В первом случае мы рады, когда происходит научение, а во втором случае, когда научаемое поведение плохое, вредное опасное - мы страдаем. Представим себе страдания алкоголика или наркомана, а также страдания их близких и поймем, что источник этого один и тот же -удовольствие! Это - факт, и с этим нужно считаться. Но считаться можно по-разному.
   Когда знаменитый христианский философ Августин Блаженный (V-ый век) объявил, что любое удовольствие, а тем более сексуальное - величайший грех и источник зла, и для устранения зла надо отказаться от удовольствия, то он выдал радикальнейший совет, похожий на рецепт избавления от головной боли путем обезглавливания. Трудно представить размеры вреда, причиненного христианскому человечеству авторитетом и влиянием на умы этого человека. Но он не первый. Еще ранее Гаотама Будда учил, что полное избавление от страданий возможно только путем отказа от удовольствий. Как раз алкоголиками и наркоманами становятся люди, ущербные в своих удовольствиях. Они или недостаточно способны к получению удовольствия, ненастны в удовольствиях или склонны к удовольствиям, не соответствующим истинной природе человека. Античные стоики полагали, что удовольствия должны соответствовать воле богов.
   Человек, живущий радостно, и наслаждающийся здоровыми удовольствиями, не нуждается ни в алкогольном опьянении, ни в кайфе, который получает наркоман. Следовательно, корень зла лежит не в удовольствии как таковом, а в том способе, каким человек получает это удовольствие. Далее мы детальнее обсудим функцию удовольствия в становлении алкогольной и наркотической зависимости у человека. Но сейчас обратим внимание на один вид удовольствия, который способствует быстрому формированию наркотической или алкогольной зависимости. Я имею в виду удовольствие избавления от страдания или иного другого неприятного состояния.
   Психологи, изучавшие этот вид удовольствия как подкрепления процесса научения, нашли, что при этом происходит быстрое научение тому поведению, которое способствует избавлению от страдания. И при этом образуются прочные психические структуры, весьма стойкие к угашению. Устранение данного поведения, основанного на подкреплении избавлением, требует больше времени и усилий. Это проверено не только на людях, но и на животных и даже на червях. Итак, с момента как алкоголь или наркотик начинает использоваться в качестве средства избавления от страдания, возникает научение соответствующему поведению действующее с необыкновенной эффективностью. Чем больше страдание, тем сильнее подкрепление избавлением.
   Основным источником человеческого страдания является эмоциональный стресс, вызываемый сильными переживаниями обиды, стыда, вины, страха, боли. Если эти эмоции становятся хроническими, то эмоциональный стресс становится невыносимым и человек согласен на любые средства, вплоть до самоубийства, чтобы от него избавиться. Проблема осложняется еще и тем, что человек в отличие от животных обладает мышлением, которое способно непроизвольно активизировать эти эмоции по побуждениям памяти и прихотливым течениям ассоциаций. Вас сейчас никто не обижает, но вы, невольно вспоминая, страдаете в настоящем от прошлой обиды. Человек в этом случае больше страдает от воздействия виртуальной ситуации, чем от реальности. Это мышление, которое вызывает стресс, я называю патогенным, производящим болезнь. Оно приводит к тому, что человек пребывает в эмоциональном хроническом стрессе и не в состоянии найти успокоения путем ухода на покой. В этом случае облегчение, возникающее под влиянием опьянения или получение дозы наркотика, становится мощным подкреплением алкогольного или наркотического поведения. Происходит непроизвольное научение вопреки воле и намерениям человека. Сказанное позволяет делать следующий вывод.
   Чтобы предупредить развитие наркотического или алкогольного поведения и соответствующей зависимости, нужно исключить появление привычки избавления от эмоционального стресса посредством потребления алкоголя или наркотика. Когда человек не владеет эффективными средствами психической защиты против эмоционального стресса, то он прибегает к средствам химической защиты. Это общий закон: когда люди не могут свои поля, сады, посевы и урожай защитить от "вредных" насекомых средствами биологической, естественной защиты, они тоже прибегают к примитивным и, в конечном счете, к вредным средствам химической защиты, которые приводят к деградации сельского хозяйства. Нечто похожее происходит и в медицине, например, в лечении психосоматических заболеваний сильно действующими лекарственными средствами.
   Следующим способом защиты от стресса является переход в измененное состояние сознания, которое может достигаться разными не химическими способами: дискотека с оглушительной музыкой, погружение в транс вследствие какой-либо монотонной деятельности или движений. Если переход в измененное состояние сознания дает избавление от страданий стресса повседневной жизни, то вследствие научения может появиться самостоятельная потребность в переживании измененного состояния своего сознания. Такие люди находят, что это состояние легче можно получить средствами химии и становятся наркоманами и ли алкоголиками.
   Поскольку научить человека контролю своих потребностей трудно, то психокоррекция чаще всего сводится к полному запрету удовлетворения их. Наркоман должен полностью прекратить прием наркотика, а алкоголик - алкоголя в любой его форме. Наркоман или алкоголик считаются излеченными, если они полностью исключают наркотик из употребления. Они должны научиться преодолевать свое желание и научиться жить без его удовлетворения.
   Проблема контроля желаний у здорового человека направлена на то, чтобы ослабить чрезмерное желание. Когда желание и соответствующая ей зависимость чрезмерна, превосходит некоторую меру, то обязательно возникает проблема. Это было известно со времен античности. Не зря греки на некоторых дорожных столбах, указывающих направление, делали для путников надписи вроде: "Ничего - сверх меры. Можно конкретизировать это требование греков примерно так: "Едящие сверх меры - обжоры". "Пьющие сверх меры - алкоголики".
   Алкоголик таков именно в силу своей чрезмерной зависимости от алкоголя. Главное в том, что он не может не пить. С помощью опьянения он избавляется от страдания. Обыкновенные, в меру пьющие, люди не являются алкоголиками, а хорошими гражданами, так как пополняют бюджет и финансируют виноделие. Они могут пить вино или не пить, смотря по обстоятельствам и настроению. С другой стороны лица, начисто отвергающие алкоголь в любой ее форме, часто выпадают из принятого в некотором сообществе стиля общения. Эта зависимость приобретает контрастный характер в виде полной нетерпимости к выпивке.

Научение

   Каждое поведение исполняет определенную функцию в жизни человека. Еда дает восстановление энергии и строительного материала нужного для тела. Но она еще и исполняет функцию получения удовольствия. Драка или убегание исполняют защитные функции. Прием алкоголя может исполнять функцию, облегчающее общение. Эти функции могут возникать или исчезать.
   Возникновение новых функций можно непосредственно наблюдать в лабораторных экспериментах. Собака в клетке трогает лапой разные предметы, и это поведение выполняет ориентировочную функцию. Потрогать лапой значит узнать о предмете кое-что. Однако, в особом случае, запланированном экспериментатором, после нажимания на рычаг появляется мясной шарик. Если это будет повторяться, то нажимание лапой приобретает новую, пищевую функцию, точнее функцию добывания пищи. В этом случае говорят, что произошло научение: животное научилось нажимать на рычаг для получения пищи.
   - Но ведь животное умело нажимать на рычаг и ранее. Чему же оно научилось? - недоуменно спрашивает внимательный читатель.
   Сама структура поведения осталась той же. Однако у поведения появилась новая функция. Пищевая функция пришла на место ориентировочной. Она пришла объективно: собака научилась добывать пищу, нажимая лапой на рычаг, а раньше прикосновение к рычагу давало лишь удовлетворение любопытства. Голод и любопытство - разные вещи. Результат можно определить так, что собака приобрела психическую зависимость от рычага в результате научения. И эта зависимость поддерживается голодом.
   Научение - понятие, обозначающее процесс становления новых видов поведения или новых их функций. Научение, можно определить как возникновение новых видов и функций поведения, в результате которых достигается приспособление к повторяющимся ситуациям. В этом смысле становление зависимости также может рассматриваться как результат определенного научения, в результате которого возникают определенные желания и определенная технология их удовлетворения. Поэтому становление зависимости можно трактовать как появление нового управителя поведения человека.
   После некоторой привычки алкогольное поведение сначала начинает выполнять функции повышения удовольствия в общении. Но со временем алкогольное поведение приобретает защитные функции, так как позволяет избавляться еще, скажем, от чувства вины или заботы. Постепенно возникает психическая зависимость, которая проявляется в том, что человек "зализывает рану от обиды" с помощью алкогольного поведения. Влечение к алкоголю обычно у этого человека усиливается в момент переживания плохих эмоций, выхода из которых он ищет в общении. Энергия плохой эмоции при этом трансформируется во влечение к алкоголю: чем сильнее боль от стыда или обиды, тем сильнее влечение к алкоголю. Если такая защита повторяется достаточно часто, то связь упрощается. Человек уже перестает переживать сознательно обиду или вину, вместо этих переживаний он сознательно испытывает влечение, жажду алкоголя.
   На фазе физической зависимости алкоголь уже перестает выполнять функции получения удовольствия, а становится только средством избавления от страдания похмелья. Аналогичное развитие имеет место и в курении табака. Мы видим, что одно и то же поведение теряет изначальные функции и приобретает функции, которых вначале не было.
   Научение возможно только в том случае, когда сходные ситуации, на которые организм реагирует определенным положительным переживанием, повторяются. При этом важно знать, что одним из самых сильных положительных переживаний является состояние избавления от страдания, которое с особой силой, по мнению психологов, способствует научению.
   Научение обеспечивает выживание не вообще, а выживание в конкретных ситуациях. Приспособление подростка в своей семье часто не обеспечивает выживания вне семьи, что видно например, когда подросток становится наркоманом под влиянием подростковой шайки. Выживание можно понимать двояко: как шанс не умереть, оставить потомство и как возможность повысить уровень благополучия. Человек стремится повышать свое благополучие, которое сопровождается приятными переживаниями. Подросток приучается к своей группе и это повышает его благополучие. Однако может быть так, что поведение, которое способствует благополучию в группе, может приводить к неблагополучию и даже гибели вследствие развития алкогольной или наркотической зависимости.

Влияние технологии употребления наркотика.

   На Руси пили пиво в свободное от работы время. Работать приходилось много, праздности было мало и в этих условиях было трудно стать алкоголиком. Скифы, желая получить удовольствие от конопли, должны были строить маленькую юрту, очаг, набиваться в нее в числе 12-20 человек и, посыпая раскаленные камни очага коноплей, вдыхали дым и ревели от удовольствия. При такой технологии было трудно стать наркоманом. С разработкой технологии получения опия и с выработкой героина возможность стать наркоманов безгранично возросла.
   Кроме совершенствования технологии вероятность стать наркоманом зависит от возможностей получения наркотика. С развитием торговли наркотиками вероятность стать наркоманом у каждого человека возрастает.

Значение научаемости

   Если человек быстро научается чему-либо, то результат будет зависеть оттого, чему он научился. Как правило, научение обеспечивает приспособление к той ситуации, в которой происходило научение. Если же обстоятельства изменились, а навыки остались прежними, то полезные навыки могут стать вредными. В этом случае выживание зависит от способности организма переучиваться. Однако не всегда быстрое переучивание благоприятно. Те привычки подростка, возникшие в семье часто оказываются непригодными для выживания в подростковой шайке. В данном случае быстрое переучивание и приобретение новых шаблонов поведения с одной стороны способствует приспособлению к сообществу сверстников, а с другой - создает проблемы в школе и в семье. Иногда плохая обучаемость может оказаться выгодной. У лиц с хорошей научаемостью быстрее развиваются и достоинства, и пороки. Не зря говорят: "Какой был талантливый человек, а спился! А этот, скажем, дурак пьет и не спивается". Да он просто научается медленно.
   Выживание - это не только избегание смерти и оставление потомства, но и достижение более высокого уровня и длительного благополучия в жизни. Изменения в поведении в результате научения могут быть преходящими или устойчивыми. Возникающие виды поведения могут сохраняться или исчезать в зависимости от их пригодности к новым условиям и обстоятельствам. Происходит как бы отбор поведений по их эффективности в обеспечении выживания. То, что Ч.Дарвин называл выживанием наиболее приспособленных, мы склонны понимать трояко,
   - как эффективное научение новым видам поведения во взаимодействии организма со средой,
   - научение функциональных систем внутри организма,
   - более эффективное умственное обеспечение управления поведением живого существа.

   Не всякие изменения в поведении являются научением. Например, не является научением появление пищевого поведения, пробужденное чувством голода. Это не научение, а динамика поведения, в котором психическая структура имеющегося в памяти поведения остается неизменной. Поведение по структуре, (программа, управление) остается тем же, что и было в памяти животного, но меняются способы проявления поведения. Научением же являются только изменения, в результате которых появляются или исчезают новые виды поведения или их функции.
   Мы уже увидели, что научение не обязательно способствует выживанию. Научение может способствовать немедленной гибели или может привести к болезни, убивающей человека или животного в зависимости от того, чему оно научается. Оно может резко снижать благополучие человека или животного. Итак, не всякое научение способствует выживанию.

Викарное научение и алкоголизм

   Научение может происходить не только в собственном опыте живого существа, но и вследствие наблюдения опыта других людей, вследствие восприятия поведения других людей. Это имеет место у большинства высокоразвитых организмов, живущих сообществом, и особенно сильно выражено у человека. Примерно 30 лет тому назад А.Бандура задался исследованием научения, в котором человек только наблюдает определенное поведение, а сам непосредственно в нем не участвует. Он установил, что научение наблюдаемому поведению происходит, даже если наблюдатель не совершает данного поведения, а просто воспринимает его. Однако одного наблюдения недостаточно, важны свойства наблюдаемого поведения. Важно знать, что научение происходит только в том случае, если это наблюдаемое поведение полу чает эмоциональное подкрепление. Это было доказано в строгих экспериментах. Такое научение было принято называть викарным научением. Эти результаты позволили понять странное явление, когда дети семьи алкоголика не становятся алкоголиками, а дети в семье бытового пьяницы, которые выпивают по праздникам, а праздники у них каждый день после рабочего дня, имеют больше шансов стать таковым. Оказывается, что в семье обычного бытового пьяницы алкогольное, праздничное поведение сопровождается приятными переживаниями и наблюдаемое детьми алкогольное поведение получает положительное подкрепление. Ведь праздник же! А в семье алкоголика алкогольное поведение мужа встречает ожесточенную критику жены и получает отрицательное подкрепление. Нечто похожее происходит в кино, в телевидении, в котором уважаемые и симпатичные персонажи совершают алкогольное поведение в ситуации сильного эмоционального подкрепления любовью и уважением, что по законам викарного научения будет развивать предрасположение к данному поведению у наблюдателя (телезрителя). Причем данный вид научения может быть отнесен к классу латентного научения, так как ни родители, ни дети, смотрящие эти сцены и кинорежиссеры, создающие фильмы, не подозревают о том, что в них происходит научение алкогольному поведению.

    Научение подражанием
   Этот вид научения отличается от викарного тем, что если в первом происходит подкрепление наблюдаемого поведения, а зритель остается не вовлеченным в поведение, то во втором случае, в научении подражанием, подкрепляется сам наблюдатель, совершающий определенное поведение, если оно соответствует модели воспринимаемого им поведения. Сверстники могут весьма одобрительно относиться к тому, что подросток преодолел табу родителей, и стал пить вино. Тем самым подкрепляется поведение подростка, соответствующее групповым ценностям. Это подкрепление в данном случае способствует явному научению, так как окружающие заинтересованы в усилении данного поведения.

   Научение путем переноса
   Кроме видов научений, описанных выше, имеет место научение путем переноса. Если имеется некоторое поведение, назовем его поведением А, и после него совершается поведение Б, то в случае сходства между этими двумя поведениями происходит научение путем переноса. Оно проявляется в том, что при положительном переносе научение поведению Б происходит быстрее, если имеются навыки к поведению А. При отрицательном же переносе дело обстоит наоборот. Именно научением путем переноса можно объяснить тот факт, когда происходит переход, например, от алкогольного поведения к наркотическому или какому-либо иному виду иной токсикомании.
   Мы детально разбираем психическую структуру научения алкогольной или наркотической зависимости не ради научных и теоретических интересов. В психологии давно установлена закономерность, состоящая в том, что эффективность отучивания или угашения нежелательного поведения зависит от того, каким образом происходило научение. Поэтому чтобы устранить алкогольное и наркотическое поведение психологу нужно учитывать то, как происходило научение: от какого вида стресса создавалась химическая защита, каков был характер первоначального подкрепления, какова была схема научения: или собственное поведение, или викарное научение, или научение подражанием. Эти знания необходимы не только для психокоррекции, лечения, но и для предупреждения возникновения алкогольной и наркотической зависимости.

Благополучие и выживание

   Под благополучием мы понимаем то состояние, в котором организм или желает пребывать, или стремится возвратить его. Для этого он совершает некоторое поведение, которое мы назовем "приближающим". Неблагополучие - это состояние, от которого организм желает избавиться. Оно вызывает у организма поведение избавления. Эти два вида поведения закономерны и действуют в любом живом существе. Попытки утверждать, что человек выше этого закона не основательны.
   Благополучие конкретно и существует здесь и теперь. Оно способствует выживанию, только в конечном счете. Животное, съевшее отравленную приманку, вначале чувствует себя благополучно, так как оно освободилось от неприятного переживания голода. Однако оно остается благополучным только на время скрытого действия яда. Потом это состояние сменяется неблагополучием. Аналогично курение или употребление наркотика создает состояние временного благополучия, но не способствует выживанию. Поэтому понятие научения относится двояко к понятию выживания. Благополучие не обязательно означает эффективное выживание. В соответствии с этим не всякое научение способствует выживанию. Поэтому понятие благополучия следует мыслить с учетом окружения, времени и обстоятельств.
   Поскольку вследствие научения возникает зависимость, то рассуждения, приведенные выше, можно распространить и на зависимость. Зависимость может быть естественна, унаследована вроде нашей зависимости от воздуха, еды и питья. Она обусловлена наследственностью и рождением и разрыв этих зависимостей болезнен и даже смертелен. Иные зависимости могут возникать вследствие научения. Наши зависимости от успеха или признания со стороны других являются результатом научения. Но их неестественность не означает безболезненности. Страдания от неудачи или непризнания более болезненны, чем нарушение телесных связей.
   Научение бывает скрытым и явным. В последнем случае каждый знает, чему он или другой человек научается. Скрытое, латентное научение имеет место, когда этот процесс протекает помимо намерений человека. В тех случаях, когда мы получаем удовольствие от какого-либо поведения, то происходит научение этому подкрепляемому поведению, если даже мы и не предполагаем, что научение происходит. Следствием этого наступит момент, когда у нас появится новое желание совершать это поведение только ради получения удовольствия, которым оно ранее сопровождалось. Причем не имеет значения, откуда возникает это удовольствие: или оно обусловлено завершением самого поведения, или привносилось извне. В случае научения курению отвратительный вкус во рту, неприятный запах дыма постепенно становятся приятными по мере привыкания и положительного подкрепления, вызываемого интоксикацией, релаксацией и моральной поддержкой группы курильщиков. Отвратительный вкус водки в конечном счете не может вызвать отвращение к алкоголю, так как повторяющиеся приятные переживания первоначальной стадии опьянения являются мощными подкреплениями, способствующими научению алкогольному поведению. Причем ни один человек, выпивая рюмку, не намеревается стать алкоголиком. Эту работу по превращению обыкновенного человека в обыкновенного алкоголика совершает латентное научение.

Управление и зависимость

   Управление - это действия, направленные на то, чтобы вызвать или устранить определенное поведение. Мы подробнее напишем об управлении, так как это важно для дальнейшего понимания зависимости. Рассмотрим детали этого процесса.

    Управление состоит из действий, с помощью которых вызывается желательное или устраняется нежелательное поведение. Мы можем управлять сами собой и управлять другим человеком. Управление может быть безличным или управление может осуществляться человеком или организацией. Любое управление содержит два действия:
информация о желательном поведении и
информация о последствиях выполнения или невыполнения его, именно осознание исполнителем того, какие переживания, положительные или отрицательные будут у него вследствие выполнения или невыполнения поведения.

   Существуют две основные парадигмы управления:
   принуждение, основанное на угрозе некоторого страдания в случае невыполнения нужного поведения.
   Вторая парадигма держится на предвосхищении приятных переживаний вследствие исполнения.
   Если мы с этой меркой подойдем к пониманию зависимости то найдем, что зависимость чаще всего основана на принуждении, связанной с угрозой страдания, которое возникает, если какое-либо желательное поведение не выполнено или, наоборот, осуществлено нежелательное поведение. Хотя зависимость может поддерживаться ожидаемым удовольствием.
   Итак, управление зависимостью. Зависимость можно рассматривать в терминах безличного управления поведением. Зависимость в таком случае предстает как поведение, которое выполняется принудительно. При психической зависимости человек еще может противостоять этому принуждению и переключаться на другое, менее вредное желание, а при физической зависимости - не может. Алкогольное или наркотическое поведение с течением времени становится принудительным поведением.
   Управитель часто управляет принуждением, причиняя страдание или угрожая исполнителю страданием за невыполнение. Родитель подает вино ребенку и говорит, например, "Пей, сынок, покажи, что ты настоящий мужчина!". Не быть настоящим мужчиной в глазах отца для ребенка мучительно. Если он отказывается от вина, то ему придется испытать неприятное переживание. Нечто происходит и в подростковой шайке: "На, покури. Если не будешь, то ты нам не друг, а маменькин сынок, и в нашей компании тебе не место".
   В данном случае управление принуждением происходит под влиянием угрозы отлучения от группы или отнятием статуса мужчины, что приводит к страданию. Наркотическое поведение в этом случае запускается чувством зависимости от группы, от желания быть таким как все или быть "настоящим мужчиной". В данном случае зависимость от группы или желания быть "таким как все" имеет тенденцию постепенно превратиться в зависимость от алкоголя или наркотика. У алкоголика управление осуществляет безличный управитель, "встроенный" в организм человека. Отсутствие алкогольного поведения у него наказывается абстинентным синдромом. А у наркомана -ломкой. Но для возникновения такого "встроенного управителя" - требуется процесс научения.

Предупреждение алкоголизма и наркомании

   Итак, возникновения алкогольного и наркотического поведения происходит вследствие научения во взаимодействии людей друг с другом, с помощью которого они избавляются от хронического эмоционального стресса. Для всех видов научения есть одна общая характеристика, на которую, не боясь быть назойливым, я хочу обратить внимание:
   во всех случаях имеет место хронический эмоциональный стресс или достаточно длительный эмоциональный стресс, трудно переносимый для человека.
   Во всех случаях имеет место потворство алкогольному и наркотическому поведению со стороны значимых других, а иногда прямое обучение.
   Во всех схемах научения имеет место подкрепление избавлением от соответствующего эмоционального стресса посредством алкогольного и наркотического поведения, то есть работает химическая защита.
   В большинстве случаев у людей, попавших в зависимость от алкоголя или наркотика, наблюдается слабая психическая защита и иные способы защиты от стресса, распространенные в обществе людей. Имеет смысл попутно рассмотреть не химические методы защиты против эмоционального стресса, которые выработало человечество.

   Проблема спасения от эмоционального стресса
   Приспособление к жизни вырабатывает в человеке как творческое поведение, направленное на освоение реальности, так и защитное поведение.

   Как мы боремся с плохими эмоциями?
   В длительной эволюции человек выработал, по меньшей мере, три способа борьбы с собственными плохими эмоциями: сдерживание, переключение, бегство и утоление эмоции. Особую роль играют механизмы психической защиты, которые мы здесь не будем детально описывать. Какой из этих трех приемов становится преобладающим, зависит от привычки. Один обиделся, но делает вид, что это его не трогает. Второй становится гневным. Третий упивается своей обидой, показывая всем, что он обижен, с тайной мыслью мучить обидчика чувством вины.

   Утоление эмоции
   Любая эмоция имеет свою программу реализации, утоления. В гневе мы деремся, и в драке гнев утоляется. В страхе мы убегаем, и по мере бегства страх уменьшается. При обиде мы ведем себя так, как привыкли в семье обижаться. Поведения при чувстве вины или стыда весьма разнообразны и не всегда поддаются распознанию. О том, как ведут себя люди при оскорблении и ревности, приходится видеть довольно часто, но один случай на другой не похож. Эти поведения зависят от традиций и общественных стереотипов поведения.
   Эмоция может утоляться в гневе. Стыд, например, может превратиться в гнев и ситуации стыда, человек будет гневен, ища жертву. В этом момент он не страдает от стыда.
   Эмоции могут утоляться в мыслях. Побежденный может просто вообразить, что его победитель в момент торжества провалился в люк с нечистотами и это как-то ослабляет его переживания.
   Как бы полно эмоция ни была утолена, это не решает проблемы, так как эмоция исчезает только на время, а далее, с повторением ситуаций, возникает снова. Повторяясь, эмоция приобретает способность быстрее возникать и сильнее действовать. Обидчивые люди с каждой обидой становятся все более обидчивыми, а стыдящиеся - стыдливее. Утоление эмоции содержит в себе эмоциональное подкрепление избавлением от неприятной эмоции, что способствует научению технике ее утоления.
   Выражение некоторых эмоций подавляется окружением. Например, гнев вызывает агрессию окружающих, обращенную против гневающегося. Это вынуждает человека сдерживать свой гнев. То же происходит и другими эмоциями, выражение которых обществом не одобряется.

   Сдерживание, овладение собой
   Сдерживание - не эффективное средство управления эмоциями. Женщина, проглотившая мелкую обиду, не успокоится, пока не устроит крупную сцену по какому-либо ничтожному поводу. Энергия сдержанной обиды присоединяется к какой-либо эмоции, например, к ревности и делает ее более актуальной. Этого не произошло бы, если обида не сдерживалась. Женщина просто обиделась бы, а сейчас она устроил сцену ревности. Естественное выражение чувств предпочтительней сдерживания. Но такого рода проявления считаются не приличными и подавляются.
   Суммация энергии эмоций, не получающих выражения может вызывать неожиданные проявления. Например, слабое чувство зависти к партнеру активизирует чувство неприязни, которая ищет выражения может вылиться в донос на него в налоговую инспекцию.
   Сдерживание может активизировать и наученные патогенные психосоматические реакции. Если, например, обида связана с пищеварительной реакцией, то ее сдерживание будет стимулировать не нужное в данный момент отделение сока в желудке, приводящее в лучшем случае к изжоге.
   Эффективное сдерживание эмоций благоприятно для окружающих и они стимулируют сдержанность. Поэтому люди стараются не выражать эмоции. Но если эмоция связана с какой-либо физиологической реакцией, то эта реакция не может быть сдержана усилием сознания. Сдерживание эмоции распространяется только на реакции человека обращенные вовне, на мимику, речь и поведение. Физиологические же реакции, запускаемые эмоцией, не сдерживаются. Во многих случаях такие реакции становится симптомом болезни, вроде боли в правом боку. При этом вместо переживания эмоции, например, обиды этот человек переживает симптом болезни, что вызывает сочувствие и повод проявить заботу и любовь.
   Сдерживание - не эффективное средство управления эмоциями, так как неотреагированные эмоции могут порождать болезнь. Поэтому важно научитьсй управлять самими эмоциями, а не ее проявлениями.

Переключение

   Ослабление сдерживаемой эмоции может достигаться посредством переключения внимания на увлекательное дело. Оно уменьшает вероятность возникновения нежелательных эмоций в период досуга. Когда я играю в баскетбол или в теннис, мне не до обид или стыда. Когда хозяйка с увлечением делает торт или доводит до блеска декоративную посуду в старом шкафу, у нее в это время утихают мысли, порождающие обиду или ревность.
   Любое сосредоточенное занятие, притягивая внимание, дает временное облегчение от тирании эмоций. Поэтому увлеченные люди более здоровы. Функции переключения могут исполнять еда, хобби, секс, приятное общение. Занятия, на которые мы переключаемся, на время своего действия избавляют нас от болезнетворной работы ума.
   Если же устраняемые эмоции очень сильны, имеют хронический характер, то переключения становятся навязчивостями. Исцеление состоит не в том, чтобы устранить навязчивость, как это хочет клиент, а в устранении той эмоции, которая конвертируется в навязчивость. Иначе, устраняя конкретную навязчивость, мы рискуем приобрести более неприятную психосоматическую замену ей. Это следует принимать во внимание нетерпеливым лицам, которые желают немедленного исцеления средствами нейролингвистического программирования или колдовста.
   Некоторые постоянные переключения могут стать чертами характера. Донжуанизм часто является средством избавления от чувства неполноценности через сексуальные победы. Обжорство может порождаться тем, что еда становится защитой от эмоций. Другие избавляются от плохих эмоций путем беспрерывной болтовни по телефону, через злословие, посредством развлечений и сборищ по интересам.
   Описанные выше приемы борьбы человека с собственным эмоциональным стрессом следует принимать во внимание и при работе по предупреждению образования патологических зависимостей у человека. Его следует научить правильно, утолять эмоции, переключать их, замещать другими эмоциями.
   Приемы борьбы с эмоциональным стрессом не всегда бывают эффективными. Поэтому возникает самый древний механизм борьбы за выживание - болезнь.
   Болезнь - это состояние психического и душевного неблагополучия, возникающее вследствие не эффективного приспособления к обстоятельствам жизни. Она возникает, когда организм выбирает поведение, которое не подходит к типичным жизненным ситуациям Болезнь начинается задолго до того, как появляются первые ее симптомы. Так, склонность пищеварительно реагировать на эмоциональный стресс, в конечном счете приводит к язвенной болезни. В данном случае выбранный организмом способ защиты приводит к развитию болезни. Использование алкоголя против стресса приводит к болезни алкоголизма. Использование наркотика против эмоционального стресса приводит к наркомании.
   Чем сильнее плохие эмоции, тем больше потребность защититься от них с помощью алкоголя. Именно эта привычка организма и вызывает безудержное влечение к выпивке. Влечение к алкоголю, таким образом, стимулируется болью, обидой, виной, страхом, и другими переживаниями, которые ослабляются посредством опьянения. При этом человек даже не осознает эти эмоции, так как по законам психологии они у алкоголика привычно преобразуются во влечение к алкоголю. Это же можно сказать и о наркотическом влечении.
   Химическая защита оказывается не эффективной. Она дает временное облегчение. В конечном счете алкоголь увеличивает страдание и неприспособленность, ибо через короткий промежуток времени снова повторяется навязчиво-принудительный цикл:
   "страдание -> влечение -> наркотик -> удовольствие временного избавления от страдания, - релаксация -> абстиненция, порождающая новое страдание".
   Алкоголик теряет способность различать вкус вина. Его внимание направлено на получение опьянения и устранения жизненных неприятностей посредством вина. Алкоголик таков не потому, что он пьет вино, а потому что вином он защищается от страданий жизни. В жизни много неприятностей. Привычка справляться с ними путем опьянения становится навязчивостью. Благие намерения больного алкоголизмом отказаться от привычного зелья исчезают при малейшем искушении. Болезненная привычка уничтожает волю больного. Такова суть дела.

Медитация

   Любая сосредоточенность на нейтральном или приятном объекте уменьшает действие эмоций. Трансцендентальная медитация и молитва дает отдых телу и душе на время этого занятия. В медитации ослабление и устранение эмоций происходит путем переключения. Если вы повторяете сосредоточенно молитву или мантру много раз, то вследствие однообразного повторения наступает измененное состояние сознания, характеризующееся отсутствием всяких отрицательных эмоций, что приводит к общему состоянию блаженства. Но после прекращения этого занятия человек снова оказывается в мире полном эмоций. Медитация дает только временно-локальный эффект.

Интроспекция

   Самонаблюдение, именуемое интроспекцией, когда человек пристально наблюдает работу некоторых сторон своего ума, также способствует укрощению эмоций. Однако интроспекция доступна не каждому и требует определенной подготовки. Для получения эффекта от медитации и интроспекции нужно иметь терпение и веру, чего как раз и недостает алкоголику и наркоману.

Влечение как болезнь

   Не всякое желание или неодолимое влечение плохое, а только такое, удовлетворение которого порождает болезнь. Такое влечение мы называем патогенным влечением. Оно создает вредную зависимость от объектов и ситуаций, дающих удовлетворение его.
   Парадокс в том, что психические механизмы как патогенного, так и нормального влечения, одни и те же. Природа экономна и она не будет создавать какие-то особые законы для патогенных влечений в противоположность к обычным влечениям. Любое влечение порождает зависимость от объектов их удовлетворения.
   Некоторые зависимости порождаются воспитанием, например, желание быть первым, любимым, быть объектом восхищения и признания другими, желание пользоваться властью над другими людьми, потребность к труду. Но даже естественная зависимость, если она чрезмерна, навязчива может стать болезненной и тогда человек обращается к врачу-психиатру или психологу. Слово "естественный" здесь не обозначает "биологический", а нечто естественное для обыкновенного здорового человека, без чего этот человек не может обойтись.

Зависимость как привычка

   В основе зависимостей лежат привычки, которые могут быть полезными и вредными. Привычки к определенному поведению возникают вследствие повторения этих поведений, которые сопровождаются удовольствием удовлетворения. Итак, повторения удовольствий и создают привычки. Это звучит банально, но привычки к кофе, к крепкому чаю, острым соусам являются искусственными средствами повысить удовольствие от жизни, и поэтому мы от них не желаем отказываться. О вредности этих предметов можно дискутировать, но люди пропускают эту информацию мимо ушей. Однако эти привычки могут оказаться вредными для больного человека, и тогда врач запрещает следовать им.
   Зависимости возникают вследствие того, что организм научается поведениям, которые, повторяясь, превращаются в привычки. А качество привычки, дурная она или хорошая определяется не закономерностями научения, а характером самого поведения, ее связью с ситуациями жизни. Зависимость от чашки кофе утром и привычка к тому, чтобы страдание похмелья погасить новой дозой спиртного - разные вещи.
   Движущейся силой становления привычки является удовольствие или, на жаргоне психологов, "положительное подкрепление". Поэтому для понимания становления как дурных так и хороших привычек важно понимать природу удовольствия.

Удовольствие избавления

   Удовольствия бывают двоякого рода. Первый род удовольствия - от воздействия приятного стимула или приятного поведения, например, еды, общения, нежности или поцелуя. Второй род удовольствия - удовольствие избавления от неприятного состояния, тревоги, страдания или боли. При похмелье стопка водки оказывается средством, с помощью которого человек избавляется от страдания похмелья. Это и есть удовольствие избавления.
   Этот вид удовольствия играет главную роль в становлении алкоголизма и наркомании. Любые привычки, будучи полезными, нейтральными или вредными поддерживаются каким-либо удовольствием. В основе алкоголизма и наркомании лежат патогенные привычки, следование которым приводит к инвалидности и преждевременной смерти. Носитель этих привычек считается больным.
   Лечение в сущности состоит в том, чтобы изменить патогенную привычку, устранить ее или заменить другой, менее вредной, а может быть даже и полезной. Всего-то нужно сделать человека способным самостоятельно противостоять влечению или удовлетворять его способом, не вредным для себя и других. Тогда можно считать, что человек выздоровел. А когда он выполняет запрет на потребление алкоголя, как бы терпеливо он не делал это, он остается больным алкоголиком, но не пьющим.

    Как человек спивается?
   Вино является одним из прекрасных благ, созданных человеком. Когда оно рассматривается как яд, то радикалы из антиалкогольного движения совершают ошибку, считая вино дьявольски продуктом. Не только вино, но и любое благо превращается во зло при неправильном употреблении. Наркотик - чудесное средство обезболивания становится проклятием человека в результате неправильного его употребления. Жрецы в храмах Индии и Вавилона, ритуально употребляя наркотики, не становились наркоманами. Очевидно, что большая часть населения земли, а не только жрецы или избранные, могут наслаждаться вином, не становясь алкоголиками. На Востоке курение естественных наркотиков было общеупотребительным, и от этого большинство жителей не становились наркоманами. Алкоголиком и наркоманом становятся люди, неправильно употребляющие эти средства и не знающие и не учитывающие особенностей привыкания собственного организма. Наши знания в этой области чрезвычайно деформированы под влиянием целенаправленной массированной антиалкогольной пропаганды, в которой алкоголь наделяется свойствами космического зла и дьявольского орудия. Всякая мысль о правильном употреблении алкоголя рассматривается радикалами Движения трезвости как идеологическая диверсия, направленная на подрыв здоровья населения, вследствие чего люди теряют ориентиры в понимании подлинных источников алкоголизма и наркомании. Развитию алкоголизма способствует не только способ ее употребления.
   Дурные привычки характеризуются прочностью и их трудно изменить. Это объясняется законами научения. Прочность научения, согласно точным данным психологической науки, зависит от характера подкрепления. Установлено, что в случае подкрепления избавлением образуются прочные психические структуры, стойкие к угашению. Они намного прочнее, чем структуры, образовавшиеся вследствие удовольствия первого рода. Проще: если организм получает удовольствие избавлением от плохого состояния путем некоторого поведения, то последнее становится защитно-оборонительным поведением. Такого рода защитные привычки становятся навязчивостями, от которых весьма трудно избавиться. Алкоголик - человек, у которого возникло навязчивое алкогольное поведение.
   Быстрому становлению алкоголизма способствует употребление рафинированных, очищенных наркотиков. К потреблению химически чистого вещества организм человека не приспособлен. Этого не было в эволюционном опыте человека и поэтому он реагирует на эти вещества неестественно.
   Чтобы понять, как возникают такие навязчивости следует рассмотреть способы, какими наш организм справляется с эмоциональным стрессом.

Химическая защита

   Многие для избавления от плохой эмоции или тревоги глотают транквилизаторы. Эффект, по мнению фармакологов, достигается торможением процесса восприятия болезненного стимула. Транквилизатор не дает проявляться неприятной эмоции. Однако подавление эмоции не решает проблемы, так как любая эмоция, кроме неприятного переживания исполняет еще и функцию достижения согласия между людьми, например, обида. Когда вы обижаетесь, то другой, обидчик чувствует вину. Эти две эмоции, обида и вина способствуют достижению согласия, так как под влиянием неприятных переживаний один из них корректирует свои ожидания относительно другого человека, а этот другой в свою очередь под влиянием вины вынужден менять свое поведение в направлении ожиданий обиженного. Следовательно, для улучшения отношений нужно, чтобы другой человек реагировал на вашу обиду способом, заглаживающим обиду. Химическая защита всегда вредна, так как подавляет естественные процессы адаптации одного человека к другому, подменяет естественные защиты искусственным состоянием мнимого благополучия.
   Алкоголь и наркотики быстро избавляют человека от плохих эмоций и без каких-либо усилий воли. Кроме того, они создают эйфорию, стимулируемую эндорфинами. Происходит не только научение влечению к наркотику. В результате внешней стимуляции, поддержание естественного равновесия (гомеостаза4) происходит за счет вводимого вещества, а организм перестает вырабатывать эти гормоны удовольствия. Вследствие недостатка эндорфинов наступает абстинентный синдром. Тогда вино и наркотик становятся лекарствами, временно избавляющими беднягу от абстинентного синдрома.
   Все эти соотношения между эмоциями и видами защит были бы понятны каждому, если бы они осознавались. Проблема в том, что неприятные эмоции, вследствие сложившейся привычки, минуя сознание, немедленно преобразуются в желание выпить. Сильные позывы и неодолимое желание к выпивке стимулируются не только ситуациями выпивки, но и неприятными эмоциями. "В тот момент, когда я обижаюсь или чувствую себя униженным, или неполноценным, - сказал один больной, - желание выпить становится неодолимым". Эту связь эмоций с резким возрастанием влечения к выпивке смогли заметить у себя только те больные, которые продвинулись в изучении саногенного мышления. Обычно, больные, у которых не развита способность к интроспекции, говорят только о неодолимом влечении к алкоголю, которое возникает, по их мнению, неожиданно и без каких-либо определенных внешних причин. Усвоение саногенного мышления позволяет осознать те эмоции, которые стимулируют влечение, и нейтрализовать их. В результате контроля эмоций происходит ослабление и полное устранение влечения к алкоголю. Влечение устраняется, так как потребность в защите против эмоций с помощью алкоголя отпадает.

Состояние эйфории

   Переживание блаженства и радости является достаточно сильным стимулом, чтобы к нему стремиться. Предвосхищение приятных переживаний составляет радость. Люди стремятся к радостям. Сколько удовольствий у человека было в прошлом, столько у него и способов построения радости путем предвосхищения приятных переживаний. При создании радости наш ум оперирует временем: рестимулируя прошлые ситуации удовольствия он переносит их в недалекое будущее и тем самым создает соответствующую мотивацию поведения, направленную на достижение определенного удовлетворения в будущем.
   Удовольствие вызывается поведением, которое мы именуем гедонистическим. Когда план и структура этого поведения известны и человек может их представить, то его радость приобретает точно определенный характер, например удовольствие от еды, общения, секса. Когда же это гедонистическое поведение неопределенно, или его программа не может представлена в сознании, то это состояние переживается как беспричинная радость. Состояние, возникающее при этом на жаргоне психиатров именуется эйфорией.
   Беспричинная радость лежит в основе блаженства. Сознание причин радости приводит к структурированию ожидаемого будущего так, что радость перестает быть беспричинной. Беспричинность может быть вызвана также и одновременным действием множества причин, ни одному из которых не отдается предпочтение.
   Установка на блаженство, то есть готовность испытывать блаженство предполагает активизацию на подпороговом уровне прошлого опыта, связанного с переживанием различного рода удовольствий. Реминисценции этих удовольствий и образуют эйфорию. Это может происходить в результате общего состояния благополучия человека, сочетающегося с реально благоприятной жизненной ситуацией, или вследствие расстройства ума, когда происходит активизация программ гедонистического поведения безотносительно к реальной жизненной ситуации. Это предполагает потерю чувства реальности.

Алкогольная эйфория

   Некоторые вещества нарушают чувство реальности. Биохимия эффекта проста: меняется проницаемость синапсов, проводящих нервные импульсы из одного канала информационного потока в другой, что дезорганизует ориентировку и управление, как инструментальным, так и умственным поведением, что дезорганизует психические структуры и изменяет чувство реальности.
   Поскольку в жизни у значительной части людей реальность чаще, чем это следует, связана с неприятными переживаниями долга, невыполненных обязанностей, вины обид, то потеря чувства реальности у них создает ощущение блаженства освобождения. Человек переносится из неприятной реальности в иную, воображаемую или виртуальную реальность. Это создает для него состояние эйфории.
   В процессе духовной эволюции человек выработал способы наслаждения, которые повышают его благополучие и выживание. Еда, секс, общение, работа, развлечения при условии здорового воздержания и естественных способов удовлетворения являются источниками естественного блаженства, создающего благополучие и выживание. Стремление к подобным удовольствиям способствуют улучшению здоровья. Реальность этого человека создает ему больше приятных переживаний и он не нуждается в отстранении от реальности. Подлинная реальность для него содержит больше удовольствия, чем радость освобождения от реальности. Он меньше нуждается в химическом кайфе и вполне может от него отказаться в пользу реальных удовольствий жизни.
   С момента рождения человек научается чувству реальности, устанавливая в опыте связи между зрительными слуховыми и осязательными ощущениями, эмоциями боли и различными видами удовольствий. Алкоголь нарушает чувство реальности. Человек, веря этому чувству, научается менять свое поведение в соответствии с этим чувством искаженной реальности. Это и создает измененное состояние сознания, свободное от неприятного прошлого опыта. Прошлый опыт говорит, что движение ходьбы уместно на ровном месте, прыжки - при переходе канавы, плавательные движения - в воде. При нарушении же чувства реальности, в измененном состоянии сознания, человек верит, что плавательные движения будут эффективны и в воздухе. В нормальном сознании у нормального человека чувство реальности немедленно отключает программу плавания, когда вы оказываетесь не в воде, а у больного это чувство реальности не срабатывает. Поэтому несчастный, поверивший в эффекты холотропного сознания, лизнув промокашку с каплей ЛСД, может представить себя не только сперматозоидом, но и предпринять свободное парение в воздухе с балкона 10 этажа, так как чувство реальности под влиянием химии в нем не срабатывает должным образом. Замечу, что для нарушения чувства реальности не обязательно пользоваться наркотиком. Достаточно участвовать в группе, в которой применяются отработанные способы вызова измененного состояния сознания, ведущие к искажению нормального чувства реальности. Но проще, для искажения чувства реальности просто выпить вина.
   Обнаружено, что гипоксия, недостаток кислорода в тканях тела и особенно в крови приводит к состоянию эйфории. Йоги достигают блаженства путем специальных дыхательных упражнений, ведущих к гипоксии без переживания неприятной эмоции удушья. Они интерпретируют это состояние как чувство единения с Богом, слияние с ним. Состояние эйфории можно вызвать, надавив на шее сонную артерию и остановив на время снабжение мозга кровью. Трудно сказать, что при этом происходит, или гипоксия или интоксикация продуктами тканевого метаболизма, которые не вымываются кровью.
   Есть теория, согласно которой эйфория от вина образуется вследствие гипоксии, которая возникает вследствие склеивания эритроцитов, затрудняющих их прохождение через капилляры. Организм борется с гипоксией, расширяя капилляры, вследствие чего после стакана вина у человека появляется в придачу к эйфории и нездоровый румянец. Некоторые подростки, не желающие принимать алкоголь, просто надевают на голову пластиковый пакет и достигают эйфории посредством дыхания в пакете, которое вызывает гипоксию без чувства удушья. Другие для усиления эффекта интоксикации добавляют в пакет еще и ядовитые вещества, например клей "Момент".

Саногенное мышление и предупреждение алкоголизма.

   Мы рассмотрели основные способы защиты против эмоционального стресса, которые обычно используются в жизни людей. Поскольку описанные защиты требуют усилий и умения, то человек в силу лености и невежества предпочитает примитивную химическую защиту, которая не требует никаких особых умений и не требуют усилий. Нетрудно понять, что проблема предотвращения возникновения алкогольного и наркотического поведения должна быть направлена на выработку эффективной психической защиты против эмоционального стресса, достаточной для того, чтобы не было необходимости прибегать к химической защите.
   В основе эмоционального стресса лежат эмоции. Хронические и не контролируемые неприятные эмоции всегда создают эмоциональный стресс. Выработка у человека способности непосредственно управлять своими эмоциями делает возможным ослабление или полное устранение эмоционального стресса. Поэтому усвоение основ саногенного мышления (СГМ) обеспечивает предупреждение возникновения химической зависимости и предотвращение развития алкогольного и наркотического поведения у человека, будь это подросток или взрослый человек. Кроме этого СГМ-терапия может успешно применяться к реабилитации лиц, успешно прошедшим лечение от алкоголизма или наркомании и находящимся на стадии приспособления к новому образу жизни без наркотиков.
   Психология саногенного мышления основана на новой концепции эмоций, сущностью которой является признание эмоциональной автономии отдельных психических образований. Согласно такому подходу эмоция является психической функциональной системой, которая имеет свои специфические программы функционирования, Согласно этой концепции эмоции вырабатываются автоматизированными бессознательными умственными операциями, которые запускаются эмоциогенной ситуацией и ведут к специфическим переживаниям эмоции. СГМ-терапия основывается на обучении клиента умению совершать умозрительное наблюдение за этими операциями, что ведет к осознанию внутренней структуры эмоции. Человек, осознавший эти скрытые программы умственного поведения, приобретает способность контролировать их и, таким образом, приобретает новую способность влиять на собственные эмоции.

   Овладение саногенным мышлением устраняет необходимость прибегать к химической защите против эмоционального стресса.


В нашем центре мы можем Вам помочь избавиться от зависимости.Если вы этого захотите.

Прием строго по записи. Запись по тел. (499)732-29-43           8-926-436-03-03

г.ЗЕЛЕНОГРАД, ПАНФИЛОВСКИЙ ПРОСПЕКТ, к. 1205 н.п. 2
тел: (499) 732-2943, (495)943-37-57, (499) 738-96-82,
www.lido-zel.ru
e-mail: lido-zel@mail.ru